Литература русской эмиграции. Владимир Набоков

Литература русской эмиграции. Владимир Набоков

Из писателей молодого поколения эмиграции самой заметной фигурой был Владимир Набоков (1899 – 1977). В двадцатые-тридцатые годы прошлого столетия он чаще всего публиковал свои произведения под псевдонимом Владимир Сирин. Набоков начинал свою литературную деятельность как поэт и в поэтическом творчестве достиг значительных результатов. Его перу принадлежит несколько хрестоматийных стихотворений: «Сирень», «Расстрел», «К России». Набоков был незаурядным драматургом, его пьесы «Событие» и «Изобретение Вальса» привлекали внимание критики и сохраняют свое значение до наших дней. и все-таки наибольшее признание он завоевал как прозаик. Почти все из написанного им на русском языке относится к 20-30 годам. Накануне второй мировой войны он делает первые попытки писать на французском и английском языках. С сороковых годов, после переезда в США, становится уже американским писателем.
Существует общераспространенное мнение о творчестве Набокова, что это писатель, начисто лишенный ностальгии, что он холоден, что каждый его роман это, главным образом, сложнейший ребус, который требует долгих усилий для своей разгадки. На самом деле было бы вернее говорить, что в своей прозе (в отличие от поэзии) Набоков не хотел открыто показывать свою тоску по родине. Он старался спрятать это чувство от прямого читательского взора, чем во многом и объясняются и его многочисленные загадки и «шифры», и сама манера повествования. Зато в стихах ностальгия просто кричит. Сердце рвется от жалости, когда читаешь его стихи, посвященные России.
Для Набокова прежняя Россия – это страна его детства, вечный рай, живущий в его памяти. Для него «оживить» свою память и свое воображение – значит «воскресить» прошлое. Видимо, поэтому английский вариант его мемуаров назван: «Память, говори!»
Творчество Набокова напоминает о главном: художественное произведение нельзя целиком объяснить. Его можно только пережить.
Сегодня, в первой части статьи, я только начала разговор об этом особенном человеке, впереди планируется подробный рассказ о жизни и творчестве Владимира Набокова. А сейчас на десерт три стихотворения, которые я называла в начале статьи.

К РОССИИ
Отвяжись, я тебя умоляю!
Вечер страшен, гул жизни затих.
Я беспомощен. Я умираю
от слепых наплываний твоих.

Тот, кто вольно отчизну покинул,
волен выть на вершинах о ней,
но теперь я спустился в долину,
и теперь приближаться не смей.

Навсегда я готов затаиться
и без имени жить. Я готов,
чтоб с тобой и во снах не сходиться,
отказаться от всяческих снов;

обескровить себя, искалечить,
не касаться любимейших книг,
променять на любое наречье
все, что есть у меня,- мой язык.

Но зато, о Россия, сквозь слезы,
сквозь траву двух несмежных могил,
сквозь дрожащие пятна березы,
сквозь все то, чем я смолоду жил,

дорогими слепыми глазами
не смотри на меня, пожалей,
не ищи в этой угольной яме,
не нащупывай жизни моей!

Ибо годы прошли и столетья,
и за горе, за муку, за стыд,-
поздно, поздно!- никто не ответит,
и душа никому не простит.
1939

РАССТРЕЛ
Бывают ночи: только лягу,
в Россию поплывет кровать;
и вот ведут меня к оврагу,
ведут к оврагу убивать.

Проснусь, и в темноте, со стула,
где спички и часы лежат,
в глаза, как пристальное дуло,
глядит горящий циферблат.

Закрыв руками грудь и шею,-
вот-вот сейчас пальнет в меня!-
я взгляда отвести не смею
от круга тусклого огня.

Оцепенелого сознанья
коснется тиканье часов,
благополучного изгнанья
я снова чувствую покров.

Но, сердце, как бы ты хотело,
чтоб это вправду было так:
Россия, звезды, ночь расстрела
и весь в черемухе овраг!
1927

СИРЕНЬ
Ночь в саду, послушная волненью,
нарастающему в тишине,
потянулась, дрогнула сиренью,
серой и пушистой при луне.

Смешанная с жимолостью темной,
всколыхнулась молодость моя.
И скользнула, при луне огромной,
белизной решетчатом скамья.

И опять на листья без дыханья
пали грозди смутной чередой.
Безымянное воспоминанье,
не засни, откройся мне, постой.

Но едва пришедшая в движенье
ночь моя, туманна и светла,
как в стеклянной двери отраженье,
повернулась плавно и ушла.
1928

Метки:

7 комментариев на «Литература русской эмиграции. Владимир Набоков»

  1. Спасибо, что напомнили о Набокове. Стихи берут за душу. Это написано истинно русским поэтом.

  2. Спасибо за знакомство со стихами Набокова. Здесь он совсем другой. Неожиданно другой!

  3. Рай

    Любимы ангелами всеми,
    толпой глядящими с небес,
    вот люди зажили в Эдеме, —
    и был он чудом из чудес.
    Как на раскрытой Божьей длани,
    я со святою простотой
    изображу их на поляне,
    прозрачным лаком залитой,
    среди павлинов, ланей, тигров,
    у живописного ручья…
    И к ним я выберу эпиграф
    из первой Книги Бытия.
    Я тоже изгнан был из рая
    лесов родимых и полей,
    но жизнь проходит, не стирая
    картины в памяти моей.
    Бессмертен мир картины этой,
    и сладкий дух таится в нем:
    так пахнет желтый воск, согретый
    живым дыханьем и огнем.
    Там по написанному лесу
    тропами смуглыми брожу, —
    и сокровенную завесу
    опять со вздохом завожу…

  4. Большое спасибо Вам за интересную и ценную информацию!

  5. Will you write a «Part 2» ?

  6. Олеся:

    Можно данные автора? для библиографии? Спасибо.

  7. Олеся:

    Нашла) Спасибо огромное! Очень хорошая информация)

Ваш отзыв

  • Следите за обновлениями

  • Подписка на RSS
  • Подписка по E-mail