Литература русской эмиграции. Георгий Иванов

Литература русской эмиграции. Георгий Иванов

Многолетний товарищ Георгия Иванова (1894 – 1958), поэт и критик Георгий Адамович, писал: «Георгий Иванов родился для стихов, пришел в мир, чтобы писать стихи». Более того: «…для него стихи – тот воздух, которым ему от природы предназначено дышать». И он, действительно, «дышал» стихами. И все же если первую половину жизни он был лишь один из многих, то на закате жизни Георгий Иванов для многих современников стоял в ряду последних русских классиков. К сожалению, в наши дни этого поэта вспоминают все реже, в школьную программу литературы он включен только в порядке обзора среди прочих. А он не прочий, он – личность, творческая личность, знакомство с его творчеством обогащает и одухотворяет.
Георгий Владимирович Иванов родился 29 октября (10 ноября по н.с.) 1894 года под Ковно (ныне Каунас) в дворянской семье с давними военными традициями. Имение, портреты предков, их пристальный взгляд – все это Иванов вспомнит, будучи уже известным поэтом. Его раннее творчество не случайно будут сравнивать с рисунком, гравюрой, литографией и т. д. Жизнь в ранних стихотворных сборниках Георгия Иванова предстанет как часть большого живописного произведения:

Беспокойно сегодня мое одиночество —
У портрета стою — и томит тишина...
Мой прапрадед Василий — не вспомню я отчества —
Как живой, прямо в душу глядит с полотна.

Уже в детские годы он мог ощутить недолговечность всего, что от рождения казалось прочным и незыблемым: рано умер отец, имение сгорело после сильнейшего пожара.
Его увлечение поэзией началось в кадетском корпусе, куда он поступил, следуя семейной традиции. Скоро интерес к поэзии стал главным делом его жизни. В пятнадцать лет он перешагнул порог квартиры Александра Блока. Его поразило, что знаменитый поэт заговорил с ним, как с давно знакомым взрослым человеком. Это помогло подростку перебороть волнение. Получил в подарок экземпляр первого издания «Стихов о Прекрасной Даме» с надписью: «На память о разговоре». Эта встреча во многом определит поэтическую судьбу Иванова, но спустя годы. Ему еще предстоял путь увлечений и разочарований.
Первым был футуризм (юного Иванова потрясла словесная дерзость Бурлюка и Хлебникова). Быстро отстав от кубофутуристов, молодой человек примкнул к другим, с приставкой «эго», где главенствовал Игорь Северянин, с которым он подружился. Шумная литературная жизнь с ресторанами, красными бантами-галстуками поразила неискушенного начинающего поэта.
Первый сборник стихов «Отплытье на о. Цитеру» (1912) не произвел особого впечатления на взыскательных критиков. Только Николай Гумилев разглядел в Иванове начатки чего-то незаурядного, утонченного, проявляющего литературный вкус. Этот факт привел начинающего автора в «Цех поэтов». Так он входит в круг акмеистов. Но через некоторое время Гумилева начинает смущать ощущение, что за безупречными стихами не видно человеческой души.
К годам революции и гражданской войны Георгий Иванов был похож на оранжерейное растение: роскошные краски, изящно выгнутый стебель, красивые листья, но в нем не было аромата. Многих, в том числе и А.Блока, поражало в Иванове внешняя безукоризненность при отсутствии внутренней сути. В стихах «как будто вовсе нет личности», это стихи и только стихи. Блок в своей рецензии на книгу стихов «Горница» Иванова писал: «…Это книга человека, зарезанного цивилизацией, зарезанного без крови, что ужаснее для меня всех кровавых зрелищ этого века…» В безупречных стихах Блок видел возмездие всему русскому прошлому.
И сам Иванов догадывался об этом. В его стихах иногда прорывались беспощадные к себе и своему поколению ноты:

Оттепель. Похоже
Точно пришла весна,
Но лёгкий мороз по коже
Говорит: нет, не она.

Запах фабричной сажи,
И облака легки.
Рождественских ёлок даже
Не привезли мужики.

И всё стоит в «Привале»
Невыкачанной вода...
Вы знаете? Вы бывали?
Неужели никогда?

На западе вьются ленты,
Невы леденеет гладь.
Влюблённые и декаденты
Приходят сюда гулять.

И только нам нет удачи,
И красим губы мы,
И деньги без отдачи
Выпрашиваем взаймы.
январь 1918

До революции выходит еще один сборник стихов – «Вереск». После революции он состоял во втором «Цехе поэтов» и зарабатывал себе на жизнь переводами зарубежных поэтов. Только в 1921 году появляется следующий сборник стихов – «Сады». Казнь Николая Гумилева потрясла Иванова и олицетворяла для него гибель всей русской культуры. Георгий Иванов, как и Гумилев, был поэтом великой империи. Его стихи не могли рождаться вне империи или хотя бы в тени былой империи. Как империя не может существовать без императора. Поэтому и выйдет много позже из-под его пера:

Эмалевый крестик в петлице,                     
И серой тужурки сукно.
Какие печальные лица,
И как это было давно...                              

Какие прекрасные лица,
И как безнадёжно бледны
Наследник, императрица,
Четыре Великих Княжны...

В 1922 году он покидает Россию и присоединяется к своей жене Ирине Одоевцевой в Берлине, потом они переезжают в Париж. Так начинается эмиграция.
Первая часть рассказа о Георгии Иванове подошла к концу. Продолжение следует в ближайшее время.

Литература русской эмиграции. Георгий Иванов

Метки:

4 комментария на «Литература русской эмиграции. Георгий Иванов»

  1. Человек «родился для стихов, пришел в мир, чтобы писать стихи». Очевидно, это и есть настоящий талант.

  2. Елизавета:

    Спасибо за интересную статью Как много мы ещё не знаем Внучке изадали за лето прочитать «Колыбельная» Дон Аминадо Нашли много материала нового для себя Прочитали книгу «Поезд на третьем пути»,афоризмы и стихи этого автора,но…увы… именно колыбельной нигде не нашли Знакомые учителя-литераторы из трёх московских школ тоже ничем не смогли нам помочь Может быть Вам это удастся сделать?

  3. Dan:

    If only everyone knew it

  4. I almost accidentally visited to this site, but stayed here for a long time. Stayed because everything was very interesting. Surely will share with all my friends!…

Ваш отзыв

  • Следите за обновлениями

  • Подписка на RSS
  • Подписка по E-mail